Category: литература

альфа

Здравствуйте!

Врач, врач-психотерапевт, врач-нарколог. Практик, две действующие высшие категории. Онлайн не консультирую, прием веду в городе Калач-на-Дону. В журнале делаю что хочу. Санпросвета мало. О своей работе и случаях из практики пишу так, чтобы героев опознать было невозможно.
Комментарии не от друзей модерирую. Не открываю мат и неадекватность.

Да пребудем мы в созидании и жизнелюбии!:)
promo docogo июнь 19, 2015 07:12 174
Buy for 100 tokens
Россия – заповедник, где продолжают практиковаться дикие способы лечения алкоголизма. Здесь все еще "чистят кровь", назначают ни разу не эффективные препараты и укладывают на стацлечение тогда, когда это и в помине не нужно. Почему? Не со зла, понятно, а из-за сложившейся за десятилетия системы…
на раз

О сносе двухэтажек и крыши

В центре города сносят двухэтажки: разбивают и разбирают. Сокрушительное событие, ведь вместе с домами исчезают свидетельства эпох и жизней.
image

Я зашел в соседний с разбиваемым дом. Его тоже снесут со дня на день, но пока в нем живут семейные саги.
В коридоре первой же квартиры меня встретила обложка книги под названием "Разгром".Collapse )
на раз

Самосожжение

DSC09059_3

Рыжее Солнце смеялось.
Рыжее Солнце срывало
Осень в зеленом и алом.
Рыжее Солнце листало

Рыжие травы и пряди
Рыжие - перебирало.
Лето в одеждах измятых
Шло обреченно к финалу.

Рыжее солнце сверяло
Градусы, координаты.
Серые ветви роняли
Рыжими листьями даты -

С шахматных клеточек счастья,
Яркие кляксы мощей,
Самосожжения части -
Части порядка вещей.

Рыжее Солнце кричало.
Рыжее Солнце срывалось
За горизонт алый-алый -
Заново умирало...

Олег Горбунов, Татьяна Алексеева.
на раз

В гостях у утра Пятиморска

В Пятиморске хочется жить, и не только людям. В нем оживает даже то, что живым бывает только в сказках. Например, вода. Или парки. Или утро. Потому что Пятиморск сам из сказки. Которую придумали местные волшебники и сказочники.
Ее отрывки я вам сейчас и покажу.
Collapse )
на раз

О книге Олега Бармина – хорошего человека, праздника и профессии

Книга к нам приходит. Ее написал человек-праздник Олег Бармин.
Галерея Альбомов Foto.ru
фото sergeimac.livejournal.com

Сейчас на ее издание идет сбор средств на бумстартере. Однако основная часть текста под рабочим названием "Больше чем бизнес" давно доступна для чтения в блоге отставного директора по маркетингу ЖЖ.
Доступную часть я с удовольствием и прочел.
С удовольствием не потому, что это она похожа на вдохновляющий на сворачивание гор супербестселлер Ли Якокки "Карьера менеджера". Причины здесь иные. Несмотря на внешнее жанровое сходство, книга Олега по сути другая.
Если Якокка писал о том, что если очень захотеть, можно спасти от банкротства пикирующий в никуда Крайслер или придумать и сделать Форд Мустанг, или влюбить мир в переднеприводные малолитражки, то Бармин пишет о лирическом герое Олеге, который создает праздники, чем бы он ни занимался. И ведь в этом Олег – настоящий профи. Он может создавать их почти из ничего, на голых бюджете, харизме, энтузиазме и торсе.

Герой книги Бармина – парень удивительно обаятельный, энергичный, щедрый и добрый. Его светлая улыбка, открытость и креативность нравятся многим. Он незабываемо оформляет офисы и даже туалеты, вывозит своих сотрудников самолетом на экскурсию в Калининград, дарит и продает прекрасные букеты, дружит с разборчивыми мира сего, голым ест морковь и ржет конем – в качестве главного сюрприза шоу для сотрудниц.Collapse )
избушка

Виктор Пелевин. «t». Попытка рецензии и анонса.

«t» – очередное пелевинское блюдо, в котором много ингредиентов и экзотического вкуса. Приготовлено оно со знанием дела: там посолено, там поджарено, там тмину добавлено.
Аллюзий, отголосков, полупародий, реминисценций в новой книге немало. Главный их объект, в основном, литература, притом зачастую пелевинские же темы, рассказы и крупные художественные формы. Прежде всего, «досталось» Чапаеву и Пустоте и с Generation «П». Немало отсылок к любимому автором Набокову.
Постмодернист по формальным признакам, в действительности же пропагандист идеологий, Пелевин отходит от самодостаточной концепции иронизирования над действительностью; в «t» кроме остроумного цинизма пропагандируются принципы сотворения действительности. И не только собственной.
Увлеченному читателю предлагается промеж капустных листков-смыслов разглядеть нечто более серьезное, чем просто игру и шараду. И это нечто – не поиск созидания, что Пелевин неоднократно уже предлагал, это само созидание собственного мира. Радует такое дело, конечно. И доставляет.
Также, что ожидаемо, порадовали каламбуры. Отмечу высококлассные:
Темный властелин – «Батрак Абрама»;
Книга дамской писательницы – «Немного солнца в холодной вдове».Collapse )
на раз

«Лолита»: поиски координат начала

Разгадка загадки

Новое измерение литературы
В свое время я был отчаянно «ранен» набоковской «Лолитой». Эту книгу я воспринимал не как «американский дорожный роман», не как «роман о маньяке и девочке», а как новую художественную реальность.
«Лолита» – это возможность выражать ранее невыразимое.
«Лолиту» можно повторять, не переставая. Такое ощущение, что она создана из других слов и из другой палитры. Такое ощущение, что для нее нет ни законов, ни канонов: они не писаны, не читаны, место их создания – это ткань данного повествования.
Все происходит доступно и просто: взмахивает авторское волшебное перо и – нет, не пишет, оно орошает разноцветными чувствами и фруктовым соком поразительно прозрачное хрустальное стекло. А иногда не орошает, а… царапает. А иногда настойчиво бьет… Да так бьет, что оставляет трещины. Но трещины эти особые, потому что они научены бесследно затягиваться.
Кому-то представляется, что этот роман – дерзкий и отвратительный. Кому-то, что он божественный и неповторимый.
Мне он видится художественным полотном, которое расширяет и законы, и каноны.
Полотном, которое создает новую, еще более достоверную правду.

Collapse )
на раз

Путешествие в Калмыкию, окончание. О биенале, «Джангаре», калмыцких сказках и о дороге домой.

Дружные всходы новых достопримечательностей
В конце 90-х на зеленых улицах Элисты взошло превеликое количество похожих на большие грибы памятников. Эти боровики, опята и прочие тшемпиньоны появились благодаря скульпторским конкурсам (они же – биенале) на заданные – степные, калмыцкие, буддийские и шахматные темы.
Когда конкурсанты разъехались, их детища, действительно тшемпиньоны и лауреаты, заняли свои заслуженные места: в парке «Дружба», в новых микрорайонах, в Нью-Васюках ет цетера.
Collapse )

Ночная трасса Элиста-Волгоград – просто находка для любителей скорости. Дорога достаточно ровная, попутных, встречных и поперечных совсем мало.
Мы спешим на север, к дому. Путь домой всегда быстрее, чем путь от дома. Ваня спит, а Танюшка и Валера то дремлют, то борются со сном.
Я нещаден к педали газа, потерпи Королла, стерпи. С неба падают звезды-стразы, устремляясь за край степи. Воздух свежий с привкусом влаги залетает в мое окно. Как ужи, бургусты-овраги расползаются вдаль и в ночь…
Что у нас позади? Позади – наша Калмыкия. Мы увозим ее – выгоревшую, нарядную, приветливую – в виде амулетов-впечатлений, чтобы запомнить их, рассмотреть, по возможности изучить, а если понравятся – другим показать.
Понравились. Показали. Ваши мнения?